Главная страница -    Леонид Кипарисов.  Живопись, проекты.    Head Page -   Leonid Kiparissov. Painting.

Афины 1994

Афины 1996

Кельн 1996

Люксембург 1998

 

Даниил Гранин. Рисунок к вечеру памяти писателя 2018

Академик П.Капица. Рисунок для Европейской академии естественных наук 2010

 

Композитор Олег Каравайчук. Рисунок для билиотеки пос.Комарово 2011

 

 

Академик Людвиг Фаддеев. Рисунок для путеводителя "Комарово" 2014

 

Сергей Шойгу. Рисунок для детского журнала 2017

Сергей Лавров. Рисунок для детского журнала 2017

Мария Захарова. Рисунок для детского журнала 2017

Збигнев Бжезинский. Рисунок для детского журнала 2017

Башар Асад. Рисунок для детского журнала 2017

 

 

  Искусство шаржа.

  Почему шаржи смешны?

  

  Люди все очень сложные, и внешне и внутренне, или считают себя таковыми. Например, представьте какого-нибудь академика или философа, интеллектуала - многогранная личность, интересная внешность и все такое - и вот, появляется шаржист, и в пару небрежных линий передает на листе бумаге всю суть этой многогранной личности - это смешно действительно! Сложная задача решается до смешного просто. Именно это несоответствие и вызывает такую живую реакцию публики.

 

  В смысле техники исполнения нет четкой разницы между шаржем и портретом, различие в поставленных задачах. Задача шаржиста - выявить характер наиболее действенным и простым способом, ответить на вопрос, чем этот человек (портретируемый), его лицо, фигура, внешне отличается от всех других.  Портретист же думает еще и о вечности, о прекрасном, о задачах характерных для высоких жанров изобразительного искусства. Не удивительно, что некоторые современники великого русского портретиста Валентина Серова в шутку называли его карикатуристом - это можно считать похвалой, как признание особой выразительности его портретов.

 

  Расскажу историю. В конце 80-х годов, когда в нашей стране только появилось уличное портретирование, мне, молодому тогда человеку, довелось рисовать портреты на Арбате. По соседству со мной работал шаржист, опытный художник-профессионал, уже в годах, примерно как я сейчас. Я указал ему на уличного торговца, который разложил свой лоток напротив нас: "вот, посмотрите, с него, наверное, хорошая карикатура получится, у него такое уникальное лошадиное лицо..." "Нет, - ответил художник, - я бы не хотел его рисовать, у него неприятное выражение лица, глаза неприятные, нет..." Мне тогда это показалось странным: зачем любить того, на кого рисуешь шарж? какая-такая любовь? Это, ведь, шарж, шутка?

 

  Постепенно я понял, что он абсолютно прав. Надо любить того, кого рисуешь, надо стремиться сделать красивый рисунок, рисунок о высоком, о достойном, только красивый рисунок может быть по-настоящему смешным. И тогда этот смех нас возвышает, будит в нас лучшие чувства. Глупо смеяться над уродством.

 

  Рассматривая соотношение смешного, прекрасного и уродливого, не могу обойти вниманием трагические события, связанные с журналом "Шарли Эбдо". Я не оправдываю убийства, но то, чем занимались на протяжении многих лет сотрудники журнала - это систематическое, последовательное насаждение уродства, недостойное человека искусства. Однако, какие-то поклонники у них были... Ущербный мир без любви.

 

  Здесь еще можно вспомнить своеобразную  шаржевую стилистику, которая во главу угла ставит именно безобразие. Стилистика эта довольно популярна в странах Запада, как в уличном рисовании, так и в солидных журналах.  Это когда рисуются какие-то дутые формы, не соответствующие никаким анатомическим основам; огромные уши и носы; губы, ноздри, подглазники в многочисленных гипертрофированных складках;  все это красится в активный малиновый и лиловый цвета. На мой взгляд, это не шаржи, это черт знает что такое, торжество постыдности и безобразия.

 

  Несмотря на все эти рассуждения и догадки, искусство шаржа незаслуженно продолжает восприниматься как несерьезное. Я рисовал шаржи на Plac`d`Arme в Люксембурге. День был удачный, публика меня любила, выстраивалась ко мне в очередь. Я был очень собой доволен, это взаимопонимание с публикой вдохновляло, рисовать было легко, шаржи получались острые, характерные. Восторг публики казался мне вполне закономерным и заслуженным. А в нескольких шагах от меня работал шаржист-француз. Он тоже что-то рисовал, и публике это тоже очень нравилось. Когда у меня наконец выдалось свободная минута, я подошел посмотреть, чему же так радуется публика у француза. Оказалось вот что: он просто рисовал лицо человека хоть сколько-нибудь похожим, а вместо носа пририсовывал поросячий пятачок. И это тоже нравилось, тоже смеялись. Вот так...

 

 

  В общем, шарж это тот жанр, для которого выражение "от великого до смешного один шаг"  можно перефразировать как  "великое и смешное - одно и тоже, вообще никакого шага нет".

 

 

Леонид Кипарисов 

www.kipariss.spb.ru

 

на главную страницу сайта